Терроризмге қарсы комитет

РЕСПУБЛИКАЛЫҚ ҚОҒАМДЫҚ БІРЛЕСТІГІНІҢ РЕСМИ САЙТЫ

Контртеррористический комитет

Официальный сайт республиканского общественного объединения

110

Телефон Антитеррористической службы

Горячая линия

+77010222030

Гимры: Что происходит в ставшем заложником террористов дагестанском селе

НУР-СУЛТАН, 06 декабря. В дагестанском Гимры мощные селевые потоки с гор сметают все на пути, но это не главная угроза: долгие годы поселок считался оплотом террористов на Северном Кавказе. Здесь провели немало спецопераций против незаконных вооруженных формирований (НВФ), уничтожили и задержали десятки боевиков. Однако с псевдоисламскими идеями приходится бороться до сих пор — более сорока гимринцев разыскивает Интерпол, передает РИА Новости.

«Рай на земле»

— Назовите ваш номер.

— Сто девяносто семь.

Полицейский одобрительно кивает и указывает рукой в сторону самого длинного в России автодорожного тоннеля, ведущего в Гимры. Усиленный блокпост тут с конца нулевых.

Раньше на въезде у каждого жителя проверяли документы. Затем всем присвоили порядковый номер, чтобы быстрее сверить паспортные данные.
«Могут осмотреть салон, багажник, попросить открыть капот», — перечисляет глава поселковой администрации Магомед Магомедов.

Людей в Гимры все больше: сейчас более пяти тысяч человек. После тоннеля — крутой серпантин, на склонах — одноэтажные дома с плоскими крышами, на деревьях золотом сверкают плоды хурмы. Ярко светит солнце. Днем скалы накаляются, а ночью отдают тепло — и зимой не замерзнешь.

Рабочий день еще не начался, а у порога администрации уже стоит женщина, нервно теребит хиджаб. Рядом сын, подросток. Увидев начальника, она бросается к нему и спешно что-то объясняет на аварском.

«Говорит, что сын оставил какой-то комментарий в соцсетях. Теперь полицейские проверяют. Видимо, есть повод. Мать попросила характеристику от администрации. Мальчик вроде хороший», — вздыхает Магомедов.

В Гимры родились известные имамы — Шамиль и Гази-Мухаммад. Население очень религиозное. Однако боевики распространяли среди молодежи псевдоисламские идеи: тем, кто вступит в их ряды, обещали «рай на земле». Деньги, оружие и экипировку присылали из-за границы.

В 2007-м о себе заявила группировка «Имарат Кавказ»* Доку Умарова. Ее ячейки были повсюду.

«Практически захватили власть — вопросы решали не чиновники, а они. Начали убивать. Устроили даже взрыв в ГЭС», — рассказывает секретарь Антитеррористической комиссии (АТК) и замглавы Унцукульского района Магомед Гамзатов.

Отец Магомеда поплатился жизнью за попытку противостоять бандитам: в 2010-м его убили в собственном доме.

«Он был мировым судьей, планировал баллотироваться на пост главы района. Террористам это не понравилось, главными они считали себя. Кого убить, решали их идеологи — Магомед Сулейманов и Ибрагим Гаджидадаев, по «шариатскому» суду. Но с теми, кто работал на государство, расправлялись даже без их отмашки», — говорит Гамзатов.

Молодые люди, вступающие в ряды «Имарат Кавказ»*, не вникали в религиозные тонкости.

«Кого-то заманивали деньгами, другим предлагали, к примеру, машину. Мне было достаточно просто находиться в их команде. То есть быть в авторитете», — объясняет Ибрагим. Он примкнул к группировке в 2012-м, после срочной службы в армии. Через пять лет сдался властям.

Некоторые родственники считают его предателем. Мы встретились с ним в одном из селений Унцукульского района. Попросил не называть настоящего имени и места, откуда родом.

Через полгода вернулся в Дагестан. В 2012-м его официально приняли в «Имарат Кавказ»*. Лидеры не поручали ему серьезных заданий — не доверяли. По их «шариату» служба в армии — предательство.

Ибрагим копал блиндажи, закупал продукты, перевозил оружие для прятавшихся в лесах.

«Одного «лесного» содержали несколько таких, как я. Пока они скрывались, мы жили обычной жизнью среди всех. Система налажена: кто-то готовит взрывчатку, кто-то вербует, кто-то воюет».

ФСБ и МВД регулярно проводили спецоперации по ликвидации бандформирований. Пик противостояния пришелся на 2013-2015 годы. Жителей Гимры дважды эвакуировали. Многие пережидали режим контртеррористической операции (КТО) у родственников в соседних районах. МЧС предоставляло временное жилье.

«Мы спрятались в лесу, — говорит Ибрагим. — Думали, через год-два все вернется в прежнее русло. Тогда меня повысили — дали оружие. Список моих целей уже составили».

Силовики в Гимры действовали настойчиво: находили и взрывали блиндажи с самодельными взрывными устройствами (СВУ), которые были спрятаны под жилыми и брошенными домами, а также в оврагах вблизи проезжей части и лесополосы.

Весной 2013-го один из сыновей Махулаева, Ахмед, уехал в Турцию. Уверял, что поступил на религиоведа: учился арабскому и основам ислама. Как только об этом зашла речь, Магомед принялся сворачивать самокрутку.

«Обещал вернуться через полгода. Но с тех пор я видел его только по видео», — тяжело вздыхает он.

Розыск и профилактика

Силовики обнаружили в Гимры 16 бункеров. Схроны с оружием и СВУ уничтожали накладными зарядами. В процессе разминирования пострадали частные дома. Ущерб оценивала и фиксировала спецкомиссия. В качестве компенсаций местным уже выплатили почти 60 миллионов рублей, осталось примерно столько же.

Силовики нагрянули не просто так: Магомед Сулейманов — ее племянник. На террориста вышли в августе 2015-го — он уже возглавлял «Имарат Кавказ»* и с подельниками прятался в лесах. Банду накрыли ударом с воздуха — главаря ликвидировали.

Через несколько дней вычислили и ячейку, в которой состоял Ибрагим.

«Честно, мне очень стыдно. Верил всему, что мне внушали. Якобы вот-вот Россия падет, и тогда мы возьмем власть», — признается он.

К счастью, убить никого не успел. По статье 208 добровольно покинувшие НВФ и сдавшие оружие освобождаются от уголовной ответственности. Ибрагима включили в программу адаптации к мирной жизни. Работает на стройке, пытается восстановить отношения с женой и детьми.
«Всего в Унцукульском районе 68 человек, осужденных и отбывших наказание за пособничество. Только в этом году с трудоустройством помогли тринадцати гимринцам, — уточняет Магомед Гамзатов. — Более 200 — под особым контролем: их близкие родственники — ликвидированные и сбежавшие за границу боевики. Проводим профилактические встречи, подключаем духовенство».

На данный момент 65 уроженцев Унцукульского района, из которых 45 жили в Гимры, — в международном розыске по линии Интерпола. Беглецы прячутся в Турции, Сирии, на Украине. Их жены регулярно приезжают в поселок навестить родственников, за медпомощью и выплатами на детей. АТК с ними плотно работает, но пока ни одна не отказалась от радикальных идей.

Али и Асият живут скромно. Занимаются садоводством, пекут хлеб. Во время спецопераций их дом не пострадал. В антитеррористической комиссии указывают: Магомед ни за что бы не стал подвергать опасности родителей. Его дом был по соседству. Теперь тут пустырь. Али и Асият уверены, что сыновья не сделали ничего плохого: «Магомед просто учил «правильной жизни».

«Идеологи даже не скрывают имен, работают в открытую. Ролики в соцсетях набирают сотни тысяч просмотров, — отмечает Магомед Гамзатов. — Мы обращаемся в Роскомнадзор — экстремистские каналы блокируют. Но открываются другие. Нужны инструменты для более оперативной реакции. Пока мы тратим время на бюрократию, радикалы расширяют влияние».
Мирная жизнь

Последняя крупная спецоперация в Гимры была в 2015-м. С тех пор тихо — появилась возможность заняться другими проблемами. А их немало.

«После развала колхоза жители разделили землю между собой. Часть отдали под гидроэлектростанцию и тоннель. В итоге на одно хозяйство — несколько соток. Это крайне мало. Ведь садоводство и животноводство — основной источник дохода для большинства», — подчеркивает гимринец Юсуп Баширович.

Тем не менее сад есть у каждого. В уникальном микроклимате фрукты созревают на 10-15 дней раньше, чем в других южных регионах. Яблоки, персики, абрикосы и виноград продают в соседнем Буйнакске.

Хотя рядом крупная ГЭС, в поселке частые перебои с электричеством: сети обветшали. С водой тоже трудности: на всех не хватает, из-за чего случаются конфликты. Недавно утвердили проект нового почти пятикилометрового водопровода из деривационного тоннеля ГЭС прямо к центру поселка.

Даже турбазу оборудовали: отсюда открываются живописные виды на реку Аварское Койсу.

Не исключено, что со временем контроль ослабят. Но прежде нужно до конца искоренить то, что здесь процветало на протяжении 20 лет. А райадминистрации уверены: если беглецы и объявятся, то гимринцы их уже не поддержат.

*Террористическая организация, запрещенная в Республике Казахстан.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: