Терроризмге қарсы комитет

РЕСПУБЛИКАЛЫҚ ҚОҒАМДЫҚ БІРЛЕСТІГІНІҢ РЕСМИ САЙТЫ

Контртеррористический комитет

Официальный сайт республиканского общественного объединения

110

Телефон Антитеррористической службы

Горячая линия

+77010222030

Талак по телефону после двенадцати лет брака

НУР-СУЛТАН, 06 ноября. Жительница Темиртау, прожив 12 лет с псевдосалафитом получила развод по телефону. Об этом пишет KazIslam.

«Мой муж был приверженцем деструктивного религиозного течения «псевдосалафизм». Однажды он позвонил мне и сказал, что больше не хочет со мной жить, поэтому разводится со мной. Он трижды произнес слово «талак» и с тех пор, по «псевдосалафитским» убеждениям, мы считаемся разведенными. Сейчас я вынуждена одна воспитывать пятерых детей и бороться с трудностями.»

Эта история жизни, которую рассказывает 40-летняя жительница Темиртау Айгуль, вызывает недоумение в реалиях современного мира. Но, к сожалению, данное явление не такое уж редкое в последнее время. Женщины, соглашающиеся только на религиозный брак без регистрации отношений в государственных органах, в итоге остаются совершенно бесправными и не защищенными: с ними могут развестись в один момент, просто позвонив по телефону или даже прислав СМС-сообщение. В этом Айгуль смогла убедиться на собственном примере, прожив с мужем 12 лет и родив ему пятерых детей.

«Сейчас я понимаю, что мой муж на самом деле не был религиозным человеком, как он мне говорил», – рассуждает женщина. – «Ведь люди, живущие по истинным канонам Ислама, ведут себя совершенно по-другому. А брак по псевдосалафитским убеждениям давал ему большую свободу действий и никак не защищал ни меня, ни наших детей.»

Айгуль родилась и выросла в Темиртау. Ее семья не была религиозной, поэтому в детстве она ничего не знала об исламе, не читала намаз, не изучала Коран. Впервые она столкнулась с религией в подростковом периоде, когда Казахстан стал независимым и религия уже не была под запретом: муж старшей сестры и его друг, приехавшие из Шымкента, начали читать намаз, и тогда девушка впервые заинтересовалась религией.

«После окончания школы родители отправили меня учиться в Бишкек. Когда ты находишься вдалеке от родных, у тебя нет поддержки и приходится самостоятельно решать все навалившиеся на тебя проблемы, в душе возникает потребность в защите сверху. И тогда я начала обращаться к Аллаһу. Кроме того, в Бишкеке уже в то время было много женщин, носивших хиджабы, работали мечети, куда активно приглашали всех желающих. Потом я переехала в Алматы, где и встретила своего будущего мужа. Он читал намаз, но, как я сейчас понимаю, в религии не жил и был вполне светским человеком. Он научил меня некоторым основам ислама, но не намазу. К религии я пришла сама уже после рождения второго ребенка. Мне было 27 лет, в тот момент мы с мужем временно жили отдельно, и это было мое сознательное решение. Правда, сначала я не знала, куда пойти, поэтому вспомнила, что видела девушек в хиджабах в магазинах одежды из Индии. Я побежала к ним, рассказала, что хочу принять ислам, они поприветствовали мое желание и помогли познакомиться с женщиной, на дому у которой проходили религиозные собрания. Тогда я ничего не знала об деструктивных течениях и думала, что все верующие люди – одинаково хорошие, все живут по законам шариата.

Со временем я поняла, что они придерживаются какого-то другого течения: мужья этих женщин практиковали 40-дневные выезды для дауата (донесения религии) в другие области, в мечеть не ходили, отделялись от других.

А потом я познакомилась с другими девушками, стала посещать мечеть, надела хиджаб. Сначала это многих пугало, а сейчас люди относятся к женщине в платке спокойно: они знают, что я не плохой человек и так для меня правильно,»- рассказывает Айгуль.

Семейная жизнь у Айгуль сложилась не очень счастливо. С будущим мужем она познакомилась в Алматы и через некоторое время он предложил ей выйти замуж, но только по религиозному обряду. Они совершили никях и стали жить вместе.

«Несмотря на то, что для меня первостепенное значение имело  религиозное бракосочетание, я периодически просила его зарегистрировать брак и по закону тоже. Но он отказывался по разным причинам и говорил, что наш обряд в мечети имеет более важное значение, чем официальное заключение брака в ЗАГСе. В итоге я согласилась с его доводами, и мы жили без официальной регистрации. Это потом, когда я столкнулась с множеством трудностей, поняла, что регистрация отношений нужна: мужчина в любом случае начинает относиться к своим обязательствам по-другому, а государство сможет защитить права и интересы женщины и ее детей. Сейчас я точно знаю: если выйду замуж еще раз, то первостепенным для меня будет заключение официального брака, а потом уже обряд в мечети», говорит женщина.

Несмотря на то, что в общей сложности Айгуль была замужем 12 лет, на самом деле вместе с мужем из них она прожила всего лет 5-6.

Пара периодически расходилась из-за отношения мужа к своей жене и детям: были постоянные скандалы, унижения, не обходилось без рукоприкладства и бытового насилия, запугивания детей, нередко приходилось спасаться из дома посреди ночи.

Ее обвиняли в том, что она не шла на работу (имея на руках пятерых детей), отказывалась брать на себя финансовые долги мужа и многом другом. И что как многодетная мать не хотела требовать от государства всяческих благ, льгот, жилья и полного обеспечения.

В такие моменты женщина забирала детей и уезжала к родителям в Темиртау. Через некоторое время отец семейства приезжал за ними и уговаривал вернуться назад.

За время отсутствия Айгуль дома ее муж успел взять себе вторую жену – и снова без заключения официального брака с помощью обряда никях.

Через несколько месяцев молодая жена сама сбежала от мужа. Далее была и третья жена, с которой религиозный развод тоже произошел довольно быстро, несмотря на то, что она успела родить ему ребенка.

А в прошлом году мужчина позвонил Айгуль, находящейся в Темиртау, по телефону и сообщил, что жить с ней больше он не хочет.

Для этого достаточно было трижды произнести слово «талак», и с тех пор отец семейства начал считать себя свободным.

Особого желания видеть детей он не испытывает, платит 22 тысячи тенге в качестве алиментов на пятерых и советует старшим детям уже начинать подрабатывать, чтобы снять с него «финансовое бремя».

«Моя ошибка была в том, что, выходя замуж, я мало знала о религии и считала всех, кто называл себя верующими людьми, хорошими и правильными. И поэтому доверилась человеку, которого плохо знала и который на самом деле не жил по законам шариата. Сейчас я знаю намного больше, и к браку своих детей буду подходить весьма серьезно. Прежде всего нужно узнать, в какой семье воспитывался избранник, кто его родители, друзья, чем он занимается и увлекается. А потом уже принимать решение создавать с ним семью. Я учу своих детей подходить к семейной жизни более ответственно. С учетом своего опыта я хотела бы посоветовать девушкам, собирающимся замуж, прежде всего думать о своем будущем и о своих правах. Можно вполне гармонично совмещать все законы государства и религию, благо, в Казахстане это не запрещено», — рассуждает она.

Первостепенным все же должно быть заключение брака в ЗАГСе, а потом уже совершение религиозного обряда. Если мужчина категорически против официальной регистрации, это должно стать для девушки поводом задуматься, кто он на самом деле? Какие у него цели? Ведь он может потом развестись с ней одной смс-кой, так сказать, не вставая с дивана, а далее брать себе в жены бесконечное количество женщин (или жениться параллельно) и поступать с ними точно также, оставляя их с малыми детьми на произвол судьбы.

Директор Павлодарского Центра анализа и развития межконфессиональных отношений Гульназ Раздыкова часто работает с женщинами, ставшими жертвами религиозного экстремизма. Она считает, что религиозный брак, заключенный без регистрации в государственных органах, пагубно влияет на дальнейшую семейную жизнь девушки.

«Я сталкивалась с фактами, когда женщина, будучи жертвой религиозного экстремизма, была вынуждена заключать т.н. религиозные браки никях, минуя официальную регистрацию в органах ЗАГС», – рассказывает Гульназ Максутовна. – «В основном это были либо несовершеннолетние девушки, либо вторые, третьи и даже четвертые жены одного мужчины. Безусловно, это пагубно влияет на дальнейшую семейную жизнь девушки. Конечно, мы рады, если женщина будет счастлива в браке в дальнейшем.  Но это, скорее, исключение, чем правило. Женщины и в последующем дети, рожденные в таких браках, не защищены в правовом отношении. Особо следует отметить факт низкой финансовой и социальной ответственности таких отцов. При разводе происходят спорные моменты по факту признания отцовства и выплате алиментов.

У меня были случаи, когда женщина буквально оставалась на улице с несовершеннолетними детьми, потому что

муж-псевдосаляфит выгнал их на улицу с криком «Проси у Аллаһа!»

Потом нам пришлось помогать этой женщине, вплоть до проведения генетической экспертизы для установления факта отцовства.  Религиозные браки, которые должны регулироваться такими нормами как неке (никях), махр, талак и т.д., адептами деструктивных течений не только интерпретируются в достаточно извращенной форме, но и используются не в интересах самих женщин.

Брак – это всегда хорошее и светлое событие, которое должно принести счастье человеку. Но в деструктивных культах зачастую мужчина предлагает девушке выйти замуж за него быстро и втайне провести обряд бракосочетания неке без регистрации в ЗАГСе.

Подобные предложения должны насторожить девушку. Кроме этого, должно настораживать наличие у мужчины признаков, которые указывают на то, что он принадлежит к нетрадиционному течению Ислама.

Очень много случаев, когда они заключают неке на короткое время, меняют жен, передают их как вещь другим собратьям по общине.

Самое главное – девушкам надо получить благословение своих родителей либо родственников на брак. Заключать его только в официальных органах и проводить обряд неке в мечетях. В муфтияте действует правило, гласящее, что имам не имеет права заключать брак без предоставления свидетельства о регистрации брака. Эти нехитрые советы помогут девушкам жить долго и счастливо с любимым мужчиной.»

Согласен с коллегой и член Республиканской информационно-разъяснительной группы, психолог, теолог, магистр исламоведения Рауан Чингужанов.

Он предлагает плотно поработать с юристами и выяснить, есть ли в нашем законодательстве положения, которые могут запретить никях, не подкрепленный документом из ЗАГСа.

«Кризис семейного института в нашей республики с каждым годом возрастает, и это только официально зарегистрированные узы. Помимо этого, в обществе начали широко практиковаться незарегистрированные браки со стороны нетрадиционных течений, так называемый никях», – считает Рауан Чингужанов. – «Никях в правильном понимании, это святое соглашение между молодоженами, которые хотят быть вместе как в этом мире, так и в потустороннем, и имеет довольно серьезное место в шариате.

Однако сейчас это понятие обесценено со стороны некоторых идеологий, скрывающихся под маской религий.

Среди причин кризиса в семейном институте я бы упомянул отсутствие правильной меры измерения семейных отношений.

В хадисах говорится, что семейные узы ценны как перед людьми, так и перед Аллаһом. Жаль, что некоторые измеряют эту связь дешёвыми отношениями, и не дают столь важную цену, которой она достойна. То есть происходит обесценивание истинного смысла домашнего очага.

Чтобы помочь в решении этой проблемы, необходимо открыть центры по обучению молодых пар семейным ценностям. И там обучать их тому, что домашний очаг не основывается только на эмоциях. Кроме того, необходимо проконсультироваться с юристами и выяснить, есть ли в нашем законодательстве положения, которые могут запретить никях, не подкрепленный документом из ЗАГСа», — сказал Рауан Чингужанов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: