Терроризмге қарсы комитет

РЕСПУБЛИКАЛЫҚ ҚОҒАМДЫҚ БІРЛЕСТІГІНІҢ РЕСМИ САЙТЫ

Контртеррористический комитет

Официальный сайт республиканского общественного объединения

110

Телефон Антитеррористической службы

Горячая линия

+77010222030

Главную проблему в борьбе с радикализмом назвал эксперт

НУР-СУЛТАН, 30 мая. В Казахстане выделяются внушительные средства на борьбу с религиозным экстремизмом. Одновременно деструктивные религиозные течения (ДРТ) усиливают работу по поиску потенциальных жертв, старательно выбирая юных и несознательных. Свое видение того, как защитить нашу молодежь от пагубного влияния радикалистов представил кандидат исторических наук, член Республиканской ИРГ, руководитель Центра реабилитации, профилактики и консультации по вопросам религий «Шанырак» Мирхат Мадияров. Об этом пишет сайт Kazislam.kz.

– Уважаемый Мирхат Муратулы, на сегодняшний день Казахстан проводит большую работу по возвращению своих граждан из Сирии. Многие прибывшие говорят, что их туда заманили обманным путем. Как на самом деле происходит вербовка людей в террористические организации?

– Действительно, вовлечение людей в террористические организации происходит обманным путем. В основном вербовка проводится в Интернете под видом разъяснения основ религии. Вот, почему мы настоятельно рекомендуем родителям и самой молодежи получать ответы на все свои вопросы у имамов Духовного управления мусульман Казахстана, то есть в мечетях. Если молодой человек ищет ответы на духовные вопросы во Всемирной паутине, то он неизбежно столкнётся там с онлайн-проповедниками. Вспомните, в традиционной религии казахов никогда не было радикализма. Вся деструктивная идеология в Казахстан идет извне. И совершенно недопустимо, чтобы главным учителем в вопросах духовности, в религии становились социальные сети и Интернет. Почему молодой человек верит опасным идеологиям? В силу своего юного возраста он дезориентирован, не защищен и принимает всё за чистую монету. Подписываясь на сомнительные группы в социальных сетях, слушая псевдо-проповеди, молодой человек, сам того не замечая, по неграмотности уходит в секты, различные деструктивные, религиозные течения. А, там уже зарубежные шейхи им внушают: «Ты на правильном пути, ты живешь по Корану и Сунне». Так, вербовщики, прикрываясь религией, заманивают молодежь в свои ряды. Зарубежные проповедники в основном ориентированы на молодежь.

– Некоторые люди считают, что течение «салафия» вербуют молодых людей в мечетях. Так ли это?

– Когда я начинал свою работу как эксперт, то видел, что адепты течений проводили вербовку при мечетях, среди жамагата. Но, сейчас имамы духовных заведений активно разъясняют прихожанам, к чему приводит увлечение чуждой идеологией. В связи с этим адепты течений уже перешли в Интернет-пространство, они применяют новые технологии, освоили различные приложения, мессенджеры, распространяют информацию посредством флешек и других электронных носителей. Теперь они собираются уже не в мечетях, а по квартирам, разбившись на группы. Среди них есть свои лидеры, которые работают с молодежью. Всё это в дальнейшем приводит к распространению радикальной идеологии. Другими словами, идет постоянная борьба за души молодых людей! Сейчас наша работа идет как бы в догонялки, мы отстаем в в методике работы, выработке новых форм работ в эпоху глобализма и технического прогресса. Весь вопрос заключается в том, кто первым достучится до сознания молодежи. Если раньше речь шла о работе в данном направлении среди взрослого населения, потом среди студенческой части, а сейчас речь идет о школьниках. Потому, что пропагандисты радикальных течении уже нацелились на обработку наших детей. Сейчас такая тенденция – снижается возраст потенциальных жертв радикалистов. Я недавно читал проповедь одного казахстанского проповедника под названием «Как нам начать работать в детских садах?». Вдумайтесь, адепты сект уже размышляют над тем, как привлечь в свои ряды детей дошкольного возраста. А у нас власть запрещает имамам, теологам проводить просветительские беседы, лекции в школах. Ну, хорошо, имамы не имеют права встречаться с молодежью, но эта же молодежь сидит в соцсетях, ищет ответы на свои вопросы, а там им уже дают конкретные, тщательно подобранные ответы. И если с нашей стороны выходит один ролик в месяц, то террористические организации выпускают один ролик в день. В их распоряжении огромные суммы средств, неограниченные ресурсы, которые позволяют им выпускать качественные видеоролики, пропагандистскую литературу. Можно сказать, мы в этом плане отстаем.

– Государство выделяет огромные средства на финансирование различных антитеррористических программ. Большую работу проводят государственные органы, Комитет национальной безопасности, СМИ. Казалось бы, борьба ведется на должном уровне, тогда почему же мы не можем полностью искоренить радикальную заразу?

– Обеспокоенные этим вопросом, мы написали письма в Министерство информации и общественного развития и в МВД? Почему именно в эти структуры? Потому что те специалисты, которые работают над этой проблемой, сами религиозно малограмотны. Зачастую руководство на местах констатирует проблему, но в неё не вникает. К примеру, глава региона направляет поступивший вопрос своему заместителю, а тот, в свою очередь, – начальнику УДР или УВП, далее бумага идёт в КГУ центр, а те поручают организацию работы какому-нибудь молодому религиоведу, который сам недавно окончил вуз и не имеет достаточного опыта в данной сфере. Со своей стороны он пытается решить вопрос, но без определенной практики вся работа становится неэффективной. К тому же, с заработной платой в 50 – 60 000тг, какая может быть мотивация у специалиста региона? Другие негативные факторы: отсутствие системного подхода и конкретных программ. При этом у нас выделяются огромные средства, на которые мониторят соцсети, проводят социологические опросы, организуют спортивные турниры, составляют религиозную карту региона, закупают флешки, заказывают десятки тысяч буклетов, футболок, бейсболок, проводят флешмобы. После этого составляют грамотные отчёты, об эффективном проведении работ. Однако, конкретного результата такой работы нет. Ведь исполнителями движет желание освоить средства, а не изучить, анализировать проблем и выработать действенные меры.

– Какие, на Ваш взгляд, должны приниматься меры для исправления этой ситуации?

– В своем письме в МИиОР я указал ряд рекомендаций к рассмотрению. К примеру, я считаю, что необходимо направить средства на раскрытие сути и основ исламской идеологии, контрпропаганду псевдоидеологии ДРТ, агитацию традиционного ислама, изучение истории и культуры, традиций и обычаев казахского народа. Кроме того, на мой взгляд, необходимо как можно больше переводить книги и видео выступления признанных ученых мирового уровня, выступающих против идеологии псевдо -ислама и раскрывающих сути ДРТ.

-На какую еще работе, по Вашему мнению, необходимо делать акцент в этой сфере деятельности?

-Считаю, что для улучшения качества нашей работы выделяемые средства должны использоваться на: анализ и изучение проблем, профилактику, агитационно-пропагандистскую работу. Кроме этого необходимо очень важна выработка методических пособий, подготовка и повышение квалификации кадров. Необходимо добиться доминирования в интернет-пространстве и социальных сетях. Стремиться к качественной аналитике, проповедям и видеоматериалам, раскрывающим суть деструктивных течений и пагубности данного пути следования. Необходимо выработать программу и алгоритм работы ИРГ Республиканской, областных и районных структур, разработать критерии отбора членов ИРГ. Другая эффективная мера – открытие учебно-методического центра, где будут разрабатываться методические пособия, вспомогательные материалы для членов ИРГ.

— Разработаны ли предложения по повышению эффективности проводимой профилактической работы в исправительных учреждениях и программам дерадикализации осужденных?

— Ряд вопросов есть у меня и по организации мер по профилактике и дерадикализации в системе КУИС. В данное время, в этих учреждениях идет постоянная работа среди контингента по вовлечению в свои ряды адептов ДРТ. Со стороны же Комитета УИС видим отсутствие графика и программы посещения теологов. Нет определения принадлежности к ДРТ и радикальности среди осужденных. Так же, убежден, что огромную пользу принесли бы письменные замечания теологов о проведенном мероприятии, о его результатах. Здесь так же сказывается и отсутствие подготовленных кадров для работы в данном направлении. Однако, надо отметить, что с начала этого года, руководством КУИС и сотрудниками центрального аппарата началась большая работа по изучению, анализу проблем и путей решения. Работа идет по повышению квалификации и подготовки кадров, отвечающих за данное направление, координации деятельности с экспертами и теологами. В качестве рекомендации я предложил организовать региональные центры переподготовки и повышения квалификации правоохранительных органов по профилактике религиозного экстремизма и дерадикализации ДРТ. Так же можно было бы в этих центрах вести курсы по духовно-нравственной подготовке сотрудников, где программа обучения была бы акцентирована на идеологическую, агитационную работу, изучение геополитики, вызовов информационных войн, истории и культуры РК.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: