Терроризмге қарсы комитет

РЕСПУБЛИКАЛЫҚ ҚОҒАМДЫҚ БІРЛЕСТІГІНІҢ РЕСМИ САЙТЫ

Контртеррористический комитет

Официальный сайт республиканского общественного объединения

110

Телефон Антитеррористической службы

Горячая линия

+77010222030

Экс-лидер опасных радикалов, бизнесмен порвал со своим прошлым и уехал в аул пасти скот

Астана. 27 октября. Нариман еще молод, ему всего лишь 30 с хвостиком. Он родился и вырос на западе страны в хорошей семье. Получил образование, имел свой бизнес, женился. Но в один прекрасный день попал к такфиритам и вся его жизнь перевернулась с ног на голову — Zakon.kz.

Всё было как у людей

Этому человеку, назовем его Нариман, всего лишь 33 года, но за свою недолгую жизнь он насмотрелся и испытал такое, что иному 60-летнему и не снилось.

Нариман родился в западной части нашей страны – Уральске, в хорошей, благополучной семье. Был очень талантливым, смышленым ребенком. Родители еще в раннем детстве заметили, что их сын больше тянется к точным наукам и отдали его в школу с математическим уклоном, которую он успешно окончил, во время учебы выигрывал различные конкурсы, олимпиады, имел множество наград, учителя его хвалили, близкие не могли нарадоваться.

По характеру был добрым, хорошим, уравновешенным, любознательным мальчиком, занимался спортом, тянулся к знаниям, подавал большие надежды и после школы поступил в вуз — политехнический институт. Параллельно с учебой стал заниматься бизнесом, позже женился, и всё было как у людей.

Но!…

Всем известно, какая была религиозная ситуация в западном регионе страны в начале 2000-х годов и позже, когда там формировалась так называемая целевая такфиритская или такфиро-«джихадистская» среда, криминализировались и активировались радикальные религиозные группы, появлялись экстремистские настроения. В конечном счете, всё это привело к напряженной религиозной обстановке и террористическим вылазкам в окрестностях поселков Шубарши и Кенкияк Актюбинской области в 2011 году, затем к событиям в июне 2016 года в самом Актобе по призыву ДАИШ.

Не было отлаженной идеологической системы, росло количество радикальных адептов, ставших вполне серьезным и ощутимым испытанием для силовых органов. Они нападали на патрульные службы, оружейные магазины, пытались захватить склады воинских частей, чтобы освободить осужденных единомышленников.

От преуспевающего бизнесмена – до лидера радикального такфиристского джамагата

В один прекрасный день в их ряды влился и Нариман и не просто влился, а стал лидером большого такфиристского джамагата численностью 300-400 человек. Что такое такфиризм, думаю, не стоит объяснять, такфиризм является основой всего экстремизма в мусульманском мире. Как это произошло — не заметили не только родные и близкие, но и он сам.

До этого Нариман часто ходил в мечеть, был обычным прихожанином, и как-то ему встретились такие, как и он сам, молодые люди, которые сами обманывались иллюзией «шариатского государства», «байатом» (принесение присяги) и прочее и втянули в это Наримана. Поначалу они, казалось бы, говорили на совершенно безобидные темы, кто является настоящим мусульманином, у кого истинный иман (вера), у кого куфр (неверие) и так далее.

Но потом новые «друзья» стали говорить, что тот, кто не читает намаз, является кафиром (неверующим). К ним они относили даже самых близких людей, в том числе родителей и говорили, что раз они неверующие, то и общаться с ними нельзя и подкрепляли это якобы знаниями из достоверных источников. Откуда было знать новоиспеченному, доверчивому адепту, что этими «достоверными источниками» являются всевозможные сомнительные сайты, которые впоследствии были заблокированы органами безопасности Казахстана. Такфириты с легкостью обвиняли родственников в куфре и с легкостью порывали с ними отношений.

Кто не читает намаз – тот кафир

Нариман не исключение, он тоже перестал общаться с отцом и матерью, упрекал их, что они не читают намаз, потерял интерес к жене, которая, будучи светским человеком, никакого отношения к религии не имела, и впоследствии вообще ушел из дома. Домочадцы не знали, куда он ушел, к кому, где живет, что намерен делать дальше… В свои планы он их не посвящал, они были в полнейшем неведении. Только заметили, что до ухода из дома Нариман изменился, стал мало говорить, постоянно куда-то уходил, с кем-то созванивался, перестал материально обеспечивать семью, доход от бизнеса утекал неизвестно куда. На робкие попытки родителей расспросить его, реагировал раздраженно, на полуслове прерывал и ничего толком не говорил.

Как пояснил один из теологов-консультантов информационно-пропагандистского реабилитационного центра «Ақниет», имеющий хороший опыт работы с такими радикалами, на западе Казахстана много так называемых джихадистов и такфиритов. Некоторые из них стали участниками громких терактов, произошедших в Актюбинской области, некоторые попали в тюрьму, некоторые поддались в Сирию, некоторые погибли во время задержания. Так вот, они в мечетях знакомились с другими ребятами, которые приходили на намаз и пятничные проповеди, искусно втирались к ним в доверие и незаметно начинали работу по вовлечению их в свои ряды — такфиристский джамагат. И дальше пошло-поехало.

Нариман и глазом моргнуть не успел, как попал под влияние такфиристской идеологии и стал лидером такфиристского джамагата. Члены джамагата его очень уважали, прислушивались к нему, что еще раз говорит о его недюжинных способностях, харизме, таланте управлять людьми, работать с ними. Он отпустил пышную длинную бороду и стал носить короткие штаны. Все заработанные деньги до последнего отдавал своему джамагату. И это продолжалось до тех пор, пока тот самый сотрудник реабилитационного центра «Ақниет» не вытащил его из этой пропасти.

Переломный момент

Профилактика религиозного радикализма – работа крайне сложная, изматывающая, требующая постоянной самоотверженности, внимательности, глубоких познаний в этом вопросе. Нужно хорошо владеть системой аргументов и доводов по таким понятиям как джихад, такфир, ирджа и мурджиизм, по тематике Судного дня и так далее и все это преподносить со ссылкой на конкретные аяты Корана, хадисы, мнения известных классических ученых ислама, иначе адепты будут просто игнорировать тебя. Также важен характер человека, который переубеждает радикала, его манеры, внешний вид, умение быть убедительным и настойчивым.

Нариману повезло, ему попался именно такой наставник-богослов, который в буквальном смысле слова дневал и ночевал с ним, терпеливо разъясняя ему ошибочность и пагубность его взглядов и, таким образом, целенаправленно ведя работу по его дерадикализации.

— В 2011 году я был в западных областях и в одном из местных такфиристких джамагатов встретился с их лидером, он сейчас в тюрьме сидит, — рассказывает теолог-консультант. – И среди тех, кто меня встретил, был один ярый такфирит, один из тех, кто намеревался выехать в Афганистан — Нариман. Тогда Сирии (событий) еще не было. Они стали с подозрением относиться ко мне, мол, кто такой, и начали наводить справки, прощупывать. Они были учениками известного атырауского радикала Абдухалила Абдужаббарова, который нес прямую ответственность за проявление и распространение такфиризма в Казахстане, включая теракты последних лет. Не зря его называли «крестным отцом» такфиризма в Казахстане. К слову, в феврале этого года Абдужаббарова по ориентировке КНБ РК депортировали из Саудовской Аравии. Так вот, он сформулировал и «обосновал» три принципа такфира, которые и сыграли в последующем роль детонатора. Конкретно – он обвинял не читающих намаз в вероотступничестве, объявлял светских правителей идолами (тагуты), а также отрицал принцип «оправдания по незнанию». Это и открыло дорогу для псевдоджихада в Казахстане.

Забегая вперед, скажем, что Нариман был лидером такфиристского джамагата с 2011 по 2014 год, в 2014 году в Казахстане была официально запрещена экстремистская организация «Ат-такфир уа-ль-хиджра», действующая на основании этой идеологии.

Члены такфиристского джамагата заподозрили неладное, не поверили, что теолог является их братом по вере и говорят Нариману: «Он мурджиит, выгоните его». На что Нариман ответил: «Беру его на себя, если он не наш, выгоню его из Уральска». Он подселился к теологу, они стали присматриваться друг к другу и каждый из них постепенно, осторожно, шаг за шагом стал обрабатывать другого.

У теолога, как мы уже сказали, были большие знания, он хорошо знал суть такфиризма, кто и как становится членом их джамагата, и, конечно же, отлично разбирался в людях, психологии человека. Если коротко, то дело кончилось тем, что теолог стал грамотно и последовательно переубеждать Наримана в ошибочности его взглядов и переубедил таки. Где-то через полгода Нариман говорит: «Не торопи меня, наверное, это так, что-то у меня там, внутри, шевельнулось….». Теолог понял, что усилия его не прошли даром, его подопечный сильно задумался, в его жизни, судьбе и в его душе наступил переломный момент.

— Чтобы отвлечь его, я привез его в Алматы, возил по городу, показывал достопримечательности, национальные виды спорта, ведь он сам в недавнем прошлом спортсмен, занимался кикбоксингом, — рассказывает теолог. – Также возил в Караганду, чтобы расширить его кругозор, ходил с ним в кино, объяснял казахские традиции, обычаи, суть ханафитского мазхаба — традиционного ислама в Казахстане.

Это всего лишь верхушка той огромной, титанической работы по такфиристской идеологии, которую провел теолог с Нариманом и постепенно он начал отходить от своих радикальных убеждений. Но для него это бесследно не прошло, его стали бойкотировать члены такфиристского джамагата, где он был лидером, давили на чувства: «Ты что, съехал?! Ты должен до конца стоять, ты же мужик…» и так далее.

Тяжелая дорога к себе

— Путь исправления был долгим, тяжелым, — вспоминает теолог. — Только его поставишь на ноги, он опять под их влияние попадает. Мы боролись за него до конца. Те, кто не ушел оттуда, не встал на правильный путь, сели в тюрьму или уехали в Сирию, погибли. Некоторые погибли во время терактов в Актобе. Мы даже боялись, что его физически устранят сами же члены такфиристского джамагата и забрали его с собой в Астану.

Такфириты очень опасны в своей идеологии, они могут нанести большой вред обществу, населению, человеку, пойти, не задумываясь, на теракт, посеять смуту, хаос. При этом они прикрываются шариатом, якобы устанавливают его законы.

В общем, Наримана переубедили, он ушел оттуда, реабилитировался, вернулся к нормальной мирной жизни. Наладились отношения с родителями, они не нарадуются, что их сын отошел от радикализма, сошел с опасного пути, стал прежним. Он опять начал увлекаться спортом, восстановился в учебе, где раньше учился. Единственное, из долгов никак не может выйти, так как все доходы от бизнеса отдавал джамагату, надеясь, что уедет в Афганистан и деньги ему не понадобятся.

Чтобы быть подальше от бывших дружков и опять не попасть под их влияние, он уехал в отдаленный аул, где пасет скот и обдумывает, как начать новую жизнь с чистого листка… Он уже полностью признает национальные ценности и традиции и стал придерживаться традиционного в Казахстане ислама – ханафитского мазхаба.

Что нужно знать о такфиритах и такфиризме

— Религиозными такфиритов назвать сложно, у них весьма ограниченные познания в области ислама, они в основном сконцентрированы на непризнании мусульман мусульманами и дозволении себе по этой причине посягательства на их имущество и даже жизни.

— Главный критерий для такфиритов – совершение человеком намаза. Кто не совершает, тот для них кафир, неверный. Под такой гребень они подводят 90 процентов населения Казахстана и рисуют себя обладателями «истины», которым приходится мучиться во «вражеской среде».

— Такфириты позволяют себе выдвигать некие обвинения своим жертвам и тут же наказывать их.

— Они не признают имамов Духовного управления мусульман Казахстана.

— Цель такфиризма — создание дестабилизации (фитны) в стране и рычагов управления хаосом. Конечная цель — объявление военного джихада против государства, переход к террору.

— Первоочередная задача — отрыв небольшой массы людей от общества и создание замкнутых общин. В этих замкнутых общинах у адептов формируется иллюзорное представление об окружающем мире с бескомпромиссным разделением его на белое и черное. Планомерно формируется потенциально конфликтная ситуация.

— Получив в свои руки уже подготовленный человеческий материал, идеологи такфиризма внушают этим людям обобщенные идеи – такфир государству (обвинение его в неверии), провозглашение его «кафирским» государством, страной «тагута» (идолопоклонничество).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: