Терроризмге қарсы комитет

РЕСПУБЛИКАЛЫҚ ҚОҒАМДЫҚ БІРЛЕСТІГІНІҢ РЕСМИ САЙТЫ

Контртеррористический комитет

Официальный сайт республиканского общественного объединения

110

Телефон Антитеррористической службы

Горячая линия

+77010222030

Причины возникновения религиозного экстремизма в Центральной Азии

НУР-СУЛТАН, 11 апреля. Казахстан активно участвует в международных процессах направленных на противодействие религиозному экстремизму и радикализму, проводя соответствующие исследования по этой проблеме, и выдвигая различные глобальные инициативы для борьбы с этим явлением, как на региональном, так и на мировом уровне. Но, чтобы достойно бороться со злом, прежде следует изучить его первопричины и реальную ситуацию. О том, насколько возрос процесс исламизации в странах Центральной Азии (ЦА) в последние годы. Какую роль играет геополитический фактор в распространении салафитских и других деструктивных идей. Носит ли деятельность экстремистских организаций в ЦА трансграничный характер. Об этом пишет   Zakon.kz со ссылкой на Министерство информации и общественного развития РК, предоставившего ответы на официальный запрос редакции.

-Насколько возрос процесс исламизации в странах ЦА в последние годы?

— С целью предоставления точного ответа на данный вопрос необходимы результаты статистических данных по правонарушениям в этой сфере, либо социологических исследований в странах Центральной Азии (ЦА). Подобного рода данные не разглашаются официальными ведомствами этих государств в силу своей специфики. В то же время, о росте религиозной радикализации в странах ЦА можно судить на основании косвенных данных, среди которых увеличение случаев участия в вооруженных конфликтах на территории третьих стран выходцев из стран ЦА.

— И каковы основные причины вовлечения в эти процессы все большего числа людей, особенно молодежи?

— Росту радикализации в странах ЦА (Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан, Кыргызстан) способствует неблагоприятная экономическая ситуация – эти страны имеют ВВП на душу населения ниже среднего общемирового показателя в 10 714$ за 2017 год. По данным Всемирного Банка за 2017 год, ВВП в Туркменистане составляет – 7 356$, в Узбекистане – 1 504$, в Кыргызстане – 1 220$, в Таджикистане – 801$.

В странах ЦА средний возраст населения не превышает 28 лет (Узбекистан — 27,1; Кыргызстан 25,7; Таджикистан 23,5, Казахстан – 29,7 по данным на 2014 год). Высокая доля молодежи в структуре населения, вкупе с невысоким уровнем жизни актуализирует риски радикализации. К тому же, существующая в регионе безработица (от 7,8% в Кыргызстане до 10,8% в Таджикистане по данным за 2017 год) влияет в первую очередь на молодежь в силу отсутствия высокой профессиональной квалификации, рабочего стажа и неустроенности в материальном плане.

Одним из мотивов выезда граждан СНГ в Сирию для участия в боевых действиях было довольно значительное жалованье (при вербовке выходцам из ЦА террористы обещали до 10 тысяч долларов). Всего из стран СНГ в ближневосточное государство отправились по разным подсчетам от 2,5 тысячи до 5 тысяч человек.

-А как же все реформы, программы и другие усилия в религиозной сфере, предпринимаемые правительствами практически всех стран ЦА и направленные на духовное воспитание молодежи?

— В настоящее время идеологическое воспитание не эффективно и реализовать полностью потенциал молодежи не удается. Поиски смысла в жизни и социальной справедливости приводят молодых людей, в том числе к религии. Основной контингент прихожан мечетей составляет именно молодежь. Официальное традиционное ханафитское духовенство в странах ЦА не всегда успешно может развиваться и модернизироваться в соответствии с требованиями времени и защитить свою паству (прихожан) от внешних и внутренних угроз.

К примеру, данные опросов общественного мнения в Таджикистане показали катастрофический уровень падения уровня доверия к имамам в мечетях, и как следствие занятие этой ниши так называемыми «интернет-имамами». Ярко выраженная «государственность» религиозных деятелей отталкивает от их проповеди и деятельности аудиторию с потенциальным протестным потенциалом.

Регулирование религиозной сферы в странах ЦА оставляет пространство для организаций глубоко законспирированных, умеющих выживать в сложных условиях, не имеющих явных лидеров, действующих по принципам сетевых структур и спящих ячеек. Отсутствие ярких национальных религиозных лидеров и действенных религиозных организаций внутри этих стран, способных эффективно противостоять идеологической экспансии из-за рубежа, усугубляет ситуацию. Обострившаяся в последнее время конфронтация между различными глобальными силами, может привести к дестабилизации ситуации в религиозной сфере.

— Насколько большую роль играет геополитический фактор в распространении салафитских и других деструктивных идей среди жителей стран ЦА?

— Геополитический фактор в распространении салафитских и других радикальных идей в регионе является первичным фактором проявившимся в относительно недавнем прошлом. Примером может служить война в Афганистане (1979-1989 гг.), положившая начало многим радикальным и террористическим организациям. Против советской армии был объявлен джихад, к афганским моджахедам присоединились десятки тысяч добровольцев из мусульманских стран. И именно этот конфликт дал мощный толчок развитию интернационального радикального ислама в мире. Видный архитектор внешней политики США времен так называемой «холодной войны» З.Бжезинский утверждал, что именно Джимми Картер и он основали движение моджахедов «How Jimmy Carter and I Started the Mujahideen». У нас нет никаких оснований считать, что успешные методы ведения противодействия в религиозной сфере политике отдельных государств канули в лету. Было бы правильным говорить, что методы все более совершенствуются и вовлекаются все новые действующие факторы.

— Носит ли деятельность экстремистских организаций в ЦА трансграничный характер, охватывая территории практически всех центральноазиатских государств?

— Да. Действия экстремистских и террористических организаций имеют трансграничный характер. Адепты экстремистских и террористических организаций, действующих в странах Центральной Азии, позиционируют себя в основном как последователи ислама. Становление ранних идеологических и политических течений в исламе и их радикализация имели место в средние века, когда в основном отсутствовали современные национальные государства в регионах. Вполне обоснованно лидеры и идейные вдохновители этих террористических и экстремистских организаций отрицают современные границы государств и сложившиеся национальности. Зачастую в СМИ используется термин «исламизм», под которым подразумевается идеология, которая отвергает национальные и культурные ценности и отличия, при этом она приемлет те ценности, которые существовали в средневековье. В основе этой идеологии лежит теократия, когда вся верховная власть принадлежит Всевышнему, а все сферы жизни общества и государства должны быть построены на основе шариата. Вполне естественно подразумевается, что власти национальных государств будут препятствовать их пропаганде и деятельности внутри этих стран. Тогда установление теократического, в понимании идеологов экстремистских организаций, государства надлежит осуществлять вооруженным путем.

(Продолжение следует)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: