Терроризмге қарсы комитет

РЕСПУБЛИКАЛЫҚ ҚОҒАМДЫҚ БІРЛЕСТІГІНІҢ РЕСМИ САЙТЫ

Контртеррористический комитет

Официальный сайт республиканского общественного объединения

110

Телефон Антитеррористической службы

Горячая линия

+77010222030

Призрак терроризма бродит по Центральной Азии – Султангалиев

АСТАНА, 19 февраля. На днях в одном из украинских интернет-изданий «Фраза.юа» прошла информация о том, что: «пока внимание глобальных СМИ сконцентрировано на Венесуэле, а в Европе — на «брексите», новая горячая точка первой величины готовится взорваться на границах бывшей советской Центральной Азии». Касательно вопроса безопасности региона и ее шаткости, связанной с деятельностью запрещенной в Казахстане организации ИГ, зарубежные авторы дают довольно не очень-то и утешительный прогноз. Медиа-портал Caravan.kz публикует интервью с отечественных экспертом — казахстанским политологом Султанбеком Султангалиевым .

«Полагаю, что термин «эволюция» не отображает происходящих изменений ИГИЛ(организация, запрещенная в РК). Скорее всего, подходит слово «мимикрия»», – отметил Султанбек Хажимович. – «Оттого что несколько видоизменяется пропагандистская риторика и название организаций, присягнувших на верность ИГИЛ, сущность данной террористической банды не меняется. Очень сильно осложняет ситуацию так же и то, что террористические организации отдельные страны используют в своей собственном геополитическом противостоянии с другими государствами в борьбе за сферы влияния и источники ресурсов. Подобного рода заигрывания с международным терроризмом ни к чему хорошему не приведут – марионетки не любят своих кукловодов и рано или поздно всегда восстают против своих покровителей.»

Как считает наш собеседник, «Аль-Каида» (организация, запрещенная в РК) и остатки ИГИЛ передислоцируются в Афганистан и укрепляются в данной стране. У них сложные отношения друг с другом, они конкурируют между собой и «Талибаном» (организация, запрещенная в РК), однако нам подобные обстоятельства, как говорится, отнюдь не приносят облегчения, учитывая географическую близость очага мирового терроризма и «дырявость» границ между некоторыми Центрально-Азиатскими государствами.

– Главный риск представляет шаткое положение политических режимов в Центральной Азии, отсутствие их реальной поддержки со стороны населения, социальное расслоение обществ. В подобных условиях угроза резкого социального взрыва и прихода к власти исламистов является перманентно актуальной. Призрак терроризма не просто бродит по Центральной Азии, но и представляет собой настоящую реальную опасность миру и общественно-политической стабильности в регионе. Ни в коем случае нельзя недооценивать мощный потенциал данной угрозы, – добавил Султангалиев.

– Говоря конкретно об РК: каково влияние радикального исламизма внутри государства на сегодняшний день?

– По официальной информации Комитета национальной безопасности, озвученной в 2016 году в Казахстане насчитывалось 30 тысяч приверженцев нетрадиционных течений в исламе. С тех пор, думаю, что их количество только увеличилось. При этом необходимо понимать, что нельзя отождествлять тех же салафитов, например, с радикальным исламом, адепты которого готовы совершать террористические акты против гражданского населения и представителей органов правопорядка и спецслужб. Подобная трактовка является непомерным преувеличением. Однако нельзя и недооценивать того, что именно нетрадиционный ислам является кадровой базой пополнения численности террористических организаций. Спящие ячейки терроризма есть в каждой стране и по той информации, которая нередко мелькает в отечественных СМИ, видно, что КНБ систематически занимается их выявлением и обезвреживанием. Влияние радикалов я бы назвал прогрессирующим и не согласен с теми, кто считает, что данная проблема преувеличена и никогда исламисты не смогут прийти к власти в Казахстане. Подобного рода заявления призваны, на мой взгляд, выдавая желаемое за действительное, «убаюкать» проблему по принципу «всё хорошо, прекрасная маркиза». На самом деле, необходимо иметь мужество и признать наличие проблемы, осознать перспективы распространения радикальных религиозных идей в обществе и те угрозы, которые несет в себе данный процесс как всему государству и социуму в целом, так и каждому гражданину, – говорит г-н Султангалиев.

Внешнюю ситуации в религиозной сфере в Казахстане политолог называет стабильной и полностью контролируемой государственными органами. Однако, по его мнению, существует как малозаметные факторы, например, «ползучее» распространение радикальных религиозных идей, так и признанные, обьективно существующие аспекты социальной сферы, которые создают благодатную почву для роста и распространения радикальных идей среди населения.

– Что, по вашему мнению, является решающим фактором в вопросе обеспечения безопасности как в Казахстане, так и в регионе в целом?

– Если говорить о региональной безопасности, то ключи от неё находится в слаженном механизме взаимодействия спецслужб государств Центральной Азии, России и Китая. В данной сфере нам делить нечего и задачи общие, которые необходимо решать именно коллективно. В данном направлении государством проводится системная работа в формате Организации договора о коллективной безопасности, Шанхайской организации сотрудничества, двухсторонних российско-казахстанских и казахстано-китайских отношений, по программе «Партнёрство во имя мира».Полагаю, что было бы совсем не лишним, а напротив. востребованным создание единого Евразийского антитеррористического Центра с общей базой экстремистских организаций и их членов, в рамках которого было бы удобнее осуществлять различного рода операции спецслужб. Если терроризм не имеет границ, то антитеррор тоже не должен замыкаться и ограничиваться пределами национальных государств.

Собственно, в самом Казахстане борьба с распространением экстремистских идей ни в коем случае не должна замыкаться в круге запретительных законодательных мер и антитеррористических операций, потому что это не решение проблемы, а всего лишь борьба с её последствиями. Главный акцент необходимо делать на повышении уровня жизни населения и качества отечественного образования. Экстремизм всегда имеет социальные корни, бедность и неграмотность – это питательная почва любых радикальных течений, поэтому наиболее эффективным сектором противодействие распространению радикализма является именно социально-экономическая сфера, – резюмировал Султангалиев.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: