Терроризмге қарсы комитет

РЕСПУБЛИКАЛЫҚ ҚОҒАМДЫҚ БІРЛЕСТІГІНІҢ РЕСМИ САЙТЫ

Контртеррористический комитет

Официальный сайт республиканского общественного объединения

110

Телефон Антитеррористической службы

Горячая линия

+77010222030

Надежды таджикских семей, ожидающих побега дочерей из ИГИЛ в Сирии, тают

Душанбэ. 11 марта. Ранее «Каравансарай«  публиковал материал о нескольких таджикских женщинах, которым удалось вырваться из «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ, запрещена в Казахстане) в Сирии и вернуться домой.

Другим таджикистанкам не повезло.

«Каравансарай» разыскал родителей двух таких жен боевиков, женщин, оказавшихся в западне в Сирии вместе с детьми. Родители согласились рассказать их истории.

Надеть хиджаб

Отец 25-летней Мархабо, уроженки Душанбе, Сироджиддин Махмудов рассказал «Каравансараю» о своей дочери, которая по сей день находится в Сирии.

Отличница в школе, происходившая из состоятельной семьи, своим отъездом в Сирию Мархабо повергла всех в шок.

«Недостаточное внимание родителей к своим детям… толкает детей на такие шаги», — сказал Махмудов, еле сдерживая слезы.

Мархабо в 2012 году поступила в местный вуз, причем, в бюджетную группу, хорошо владела русским, таджикским и английским языками, рассказал он.

«Однако через полгода она была отчислена, в таджикских вузах запрещено надевать хиджаб, а Мархабо без хиджаба не хотела посещать университет», — сказал отец.

«В итоге, она смогла поступить в вуз на Кипре. В этом вузе Мархабо познакомилась с девушкой из фундаменталистской семьи из Ливии», — говорит Махмудов.

Тайком в ИГИЛ

Мархабо отучилась полтора года в Европе и вернулась домой.

«Затем подруга из Ливии приехала в Душанбе, захотела нас навестить. Мы были рады, что к нам приезжает гостья из-за рубежа», — вспоминает отец.

Через две недели, в конце сентября 2014 г, Мархабо с подругой уехали из Душанбе, якобы обратно на Кипр.

Спустя еще неделю родителям Мархабо позвонили из вуза, сказали, что девушки пропали, а в их комнате нашли записку.

В записке говорилось, что девушки переехали туда, где могут свободно практиковать свою религию.

«Я в шоке обратился во все правоохранительные органы и узнал, что они купили билеты в Хатай [Турция], который граничит с Алеппо [Сирия]», — рассказал Махмудов.

Махмудов помчался в Хатай, узнав там лишь о том, что Мархабо пересекла сирийскую границу.

Заблуждения и разочарование

«Моя дочь присоединилась к ним [ИГИЛ] в начале октября [2014 г]. Граница между Сирией и Турцией еще была открыта. Я по приезде сразу же дал объявления в газеты, радио, оставил свои контакты», — сказал отец.

«Через пару дней Мархабо связалась с нами, попросила оставить в покое… Сказала, что она на пути Аллаха», — добавил он.

В 2015 году Мархабо вышла замуж за выходца из Туниса, родила дочь в Алеппо.

Впоследствии Мархабо признала свою ошибку, но было поздно.

«Сейчас она очень жалеет о том, что натворила два года назад. Она поняла, что там той справедливости, о чем ей рассказывали до отъезда, нет, все ложь и обман», — сказал отец, вспоминая телефонные разговоры с дочерью.

Махмудов говорит, что Мархабо все еще надеется сбежать оттуда: «Она обещает нам, что при первой же возможности прилетит обратно на родину».

История Мафтуны

Зайнаб (фамилия не указана по ее просьбе), мать 25-летней Мафтуны Тагоймуродзода, из района Вахдат (Таджикистан), до сих пор не может поверить, что ее дочь находится в Сирии.

Из-за отсутствия денег, Мафтуна, в отличие от Мархабо, не могла продолжить обучение, и в 17 лет вышла замуж. Сейчас у нее двое детей.

«Мой муж был в тюрьме, я работала на базаре. Этого не хватало, чтобы поставить на ноги троих детей. Поэтому Мафтуну мы выдали замуж в 17 лет», — говорит Зайнаб в слезах.

Тагоймуродзода с мужем уехали искать работу за рубеж в 2014 году, а в 2015 году к Зайнаб пришли из ОВД Вахдата и сообщили о том, что Мафтуна, зять и внуки находятся в Сирии.

Зайнаб так бедна, что не может позволить себе даже телефон, и просит его у соседей, чтобы поговорить с дочерью: «Мафтуна уверяла, что они живут в России. Я умоляла ее вернуться».

Тагоймуродзода уехала в Сирию, настаивают в милиции.

С тех пор Зайнаб получила тяжелую новость, посеявшую страх в ее сердце.

«Соседи сказали, что мой зять уже скончался в Сирии… Уже год, как я не чувствую себя ни на земле, ни на небе… Я надеюсь очень, что Мафтуна вернется с детьми обратно», — говорит Зайнаб.

Источник: «Каравансарай»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: