Терроризмге қарсы комитет

РЕСПУБЛИКАЛЫҚ ҚОҒАМДЫҚ БІРЛЕСТІГІНІҢ РЕСМИ САЙТЫ

Контртеррористический комитет

Официальный сайт республиканского общественного объединения

110

Телефон Антитеррористической службы

Горячая линия

+77010222030

Казахстан рассматривает новый закон, нацеленный на «деструктивные религиозные движения»

Астана, 27 февраля. Парламент Казахстана работает над принятием новых законов, направленных на предотвращение религиозного радикализма и экстремизма, сообщает «Каравансарай«.

Раньше власть не имела достаточных рычагов контроля и наказания радикальных религиозных групп из-за того, что закон не определял, кого можно считать экстремистом.

Поправки к закону, разработанные Министерством по делам религий и гражданского общества, устранили эти законодательные пробелы. Законопроект прошел первое чтение в парламенте в конце января. Законопроекты обычно проходят три чтения, прежде чем стать законом.

Жительница Казахстана в никабе стоит на стоянке на Барахолке, крупнейшем рынке Алматы. Сентябрь, 2017 г. Новый закон запретит публичную демонстрацию внешних религиозных атрибутов, в том числе ношение бороды и коротких штанов для мужчин-салафистов и никаба для женщин. [Арман Калиев]

Жительница Казахстана в никабе стоит на стоянке на Барахолке, крупнейшем рынке Алматы. Сентябрь, 2017 г. Новый закон запретит публичную демонстрацию внешних религиозных атрибутов, в том числе ношение бороды и коротких штанов для мужчин-салафистов и никаба для женщин. [Арман Калиев]

Поправки ввели в закон понятия «деструктивное религиозное течение» и «религиозный радикализм». Этот шаг «даст возможность четко определять и давать правовую оценку деструктивной деятельности».

Пока неясно, когда поправки станут законом.

Запрет на ношение бороды и никабов

Часть предлагаемого законодательства, которая получила значительное освещение в средствах массовой информации, – это запрет на «внешние атрибуты», связанные с ультраконсервативными мусульманскими течениями, в основном, с салафизмом.

Салафизм — это ультраконсервативное движение в суннитском исламе, представляющее собой самую многочисленную нетрадиционную исламскую группу в Казахстане. По неофициальным данным, в Казахстане проживают около 19 тысяч салафитов.

Салафисты не подконтрольны Духовному управлению мусульман Казахстана (ДУМК), регулирующего ведомства в сфере ислама в Казахстане. ДУМК придерживается ханафитского мазхаба (правовая школа).

После трагических терактов в Актобе и Алматы в 2016 году власти Казахстана возложили вину на салафитов и жестко усилили контроль за их деятельностью.

Запрет распространяется на салафистские обычаи, такие как ношение бороды и штанов до лодыжек для мужчин и никабов для женщин.

Под запрет не подпадают те казахстанцы, которые используют только один из атрибутов, сказал 29 января министр по делам религий Нурлан Ермекбаев согласно сообщению казахстанской службы Радио Свободная Европа/Радио Свобода.

Например, под запрет нового закона подпадает не просто человек с бородой, а тот, кто, помимо этого, придерживается салафистских обычаев и распространяет идеи салафизма.

Мониторинг религиозного образования и церемоний

Среди других обсуждаемых нововведений имеется требование о получении базового богословского образования в Казахстане, прежде чем изучать религию в зарубежных университетах.

Данное требование направлено на то, чтобы молодые казахстанцы, получившие образование в странах Ближнего Востока, не возвращались домой с чуждыми идеями и ценностями, противоречащими местной идеологии.

Еще одно изменение не допускает совершение религиозных обрядов бракосочетания и расторжения брака вне культовых зданий [мечетей]. Власти объяснили это тем, что религиозные обряды заключаются представителями деструктивных течений прямо на дому, при этом невесты часто являются несовершеннолетними.

Широкая поддержка среди населения для предотвращения радикализма

Большинство казахстанцев – особенно в двух крупнейших городах Алматы и Астаны – поддерживают законодательство.

«Я не могу сказать, являются ли они [салафиты] потенциальными террористами, но они пропагандируют законы и ценности чуждого нам арабского мира и мечтают построить в Казахстане халифат, где женщина – человек второго сорта, у которого нет прав – одни обязательства. Нам такого общества не нужно», – сказала «Каравансараю» 28-летняя Асель Касенова, сотрудница банка в Алматы.

Аманджол Уразбаев, юрист, глава Астанинского общественного объединения «Контртеррористический комитет» Казахстана, выразил свою поддержку предложенным законодательным ограничениям.

«Борода, короткие штаны, никабы чужды нашей традиционной вере и культуре Казахстана. Но большинство тех, кто внешне демонстрирует свою приверженность, явно заблудились в поисках истины и не четко осознают, за какие идеи выступают. При этом, благодаря внешним атрибутам, они выглядят убедительнее и вводят в заблуждение других», – говорит «Каравансараю» Уразбаев.

В отличие от других стран Центральной Азии, Казахстан принял «более мягкий подход» к решению проблемы, сказал Уразбаев.

«Министерство по делам религий предлагает постепенный процесс: сначала нарушителей неоднократно уведомляют и предупреждают, затем при непослушании привлекают к административной, и лишь в крайнем случае – к уголовной ответственности», – сказал он.

Директор астанинской Ассоциации центров исследования религий и член Совета по связям с религиозными объединениями Казахстана Юлия Денисенко тоже считает, что религия – это не тот случай, когда государству нужно действовать решительно и агрессивно.

По ее мнению, правительство должно делать ставку на повышение уровня жизни граждан.

«Когда все, что необходимо для жизни, – качественные образование и медицина, работа, достойная зарплата, жилье, уверенность в будущем – дает государство, радикалам будет очень трудно распространять свои идеи об альтернативном образе жизни», – сказала Денисенко «Каравансараю».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: