Терроризмге қарсы комитет

РЕСПУБЛИКАЛЫҚ ҚОҒАМДЫҚ БІРЛЕСТІГІНІҢ РЕСМИ САЙТЫ

Контртеррористический комитет

Официальный сайт республиканского общественного объединения

110

Телефон Антитеррористической службы

Горячая линия

+77010222030

«Взведенный курок» терроризма по Фрейду

НУР-СУЛТАН, 29 марта. Пандемия коронавируса, став за последний год главным вызовом для мирового сообщества, отодвинула на второй план борьбу с терроризмом и даже несколько снизила его активность. Но, как предупреждают специалисты, это ложное впечатление. Отвлечение на другие угрозы играет только на руку экстремистам, которые используют депрессивное состояние людей, находящихся в глобальной изоляции, чтобы усилить свою пропагандистскую и вербовочную деятельность, пишет QMonitor.

По рекомендациям экспертов, в период карантина правительства стран должны максимально усилить меры по противодействию терроризму и экстремизму, в том числе в социальных сетях, где радикалы чувствуют себя особенно вольготно. В этом плане показателен опыт Казахстана, спецслужбы которого тщательно отслеживают интернет-ресурсы на предмет содержания в них хоть малейшей пропаганды экстремистской и террористической идеологии. При выявлении подозрительных фактов потенциально опасные сайты или отдельные страницы пользователей соцсетей могут моментально блокироваться, причем без разрешения суда. Такое право органы нацбезопасности получили в 2017 году с вступлением в силу закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам противодействия экстремизму и терроризму». Власти вынуждены были пойти на столь жесткие меры после серии террористических атак, в результате которых погибли десятки полицейских.

Впрочем, в борьбе с террористическими и экстремистскими угрозами полезен не только метод кнута, но и пряника, считают специалисты. Речь идет о повышении качества жизни населения, в том числе снижении уровня безработицы, обеспечении равного доступа к качественному образованию, улучшении жилищных условий, особенно для социально уязвимой молодежи, которая является основной группой риска. К слову, в прошлом году в рейтинге Глобального индекса терроризма в мире Казахстан занял 93 место из 135 возможных, опустившись на восемь позиций по сравнению с 2019 годом. А это значит, что уровень террористической опасности в стране постепенно снижается. Как правило, данный рейтинг строится на анализе различных социально-экономических условий, а также геополитических факторов возникновения радикальных течений.

Специалисты уверены, что террористические и экстремистские риски легче предупредить, нежели бороться с их последствиями. А для этого необходимо постоянно «держать руку на пульсе» — проводить мониторинги и системно изучать ситуацию, дабы четко понимать, кто, где, когда и почему может подвергнуться вербовке радикалов. И тут на помощь казахстанским исследователям приходит опыт зарубежных стран, где тема международного терроризма является одной и самых актуальных в научном сообществе.

Социолог Роза Абдрахиева, которая изучала данные вопросы в Великобритании рассказала в интервью изданию о том, какие существуют основные проблемы в исследовании терроризма как явления? В каких аспектах его следует изучать? Чем отличается религиозно-мотивированный терроризм от других его видов? И что толкает человека на роковое решение стать террористом?

— Роза Маратовна, расскажите, пожалуйста, какая основная теоретическая сложность встречается в изучении терроризма как социально-политического явления?

— Тема терроризма является сложным объектом исследования. На сегодняшний день существует более ста определений данного феномена, встречающихся в различных научных исследованиях. Основная трудность заключается в проведении различия между терроризмом и другими формами политического насилия, также между терроризмом и другими видами преступной деятельности. Наконец, актуален вопрос о различиях между государственным террором, который практикуют тоталитарные режимы, с одной стороны, и «оппозиционным терроризмом», с другой.

— Действительно, тема терроризма тесно соприкасается с различными сферами, а не только с социально-политической. В этой связи такой вопрос: в каких аспектах современная социальная наука исследует феномен терроризма?

— Научное сообщество при попытке объяснения данного процесса опирается в основном на стратегические, организационные и психологические теории, и исследуют эту тему с точки зрения криминологии, социологии, политологии и так далее, но большинство существующих исследований посвящены объяснениям психологических причин феномена терроризма. Тем не менее, следует отметить, что вышеупомянутые теории и подходы не исключают друг друга, а, скорее, взаимодополняют.

— Довольно интересно, что ученые больше обращают внимание на психологические причины терроризма… Это значит, что все-таки они играют основную роль на пути превращения в террориста? И вообще, как обычный человек приходит к этому?

— Человек не становится террористом в один миг. Путь принятия такого рокового решения требует определенного периода времени, которое начинается с постепенной радикализации и заканчивается внутренним «созреванием» и психологической готовностью к совершению террористических актов.

Результаты многочисленных исследований показывают, что люди приходят на путь терроризма по различным причинам, среди которых доминируют социально-психологические факторы. Здесь важно отметить, что далеко не каждый человек, кто заражен радикальной идеологией, становится автоматически террористом. Очень многое зависит от особенностей конкретной личности.

— Какого рода социально-психологические факторы играют здесь основную роль?

— Их много. Достаточно типичным случаем являются так называемые «неразрешенные детские конфликты». Теоретики психодинамики объясняют экстремистское воинственное поведение как внутреннюю борьбу, ведущуюся в психике человека на основе неурегулированных и травмирующих жизненных событий, которые происходили в формативный период, когда закладывался фундамент личности. В данном случае большой объяснительной силой обладает психоаналитическая теория Фрейда.

Кроме того, важную роль играют социально-психологические объяснения терроризма, основанные на теории социальной идентичности. Такие исследования включают в себя анализ смежных областей, в том числе политологии и международных отношений.

В итоге цель состоит в том, чтобы проследить эволюцию идентичности и основанной на ней самооценки человека. В случаях, когда под влиянием различных факторов у человека формируется негативная идентичность, это может сделать его склонным к радикализации.

— Могли бы вы привести конкретный пример? Какие результаты показали уже проведенные исследования?

— Хорошим примером можно считать исследование западно-германских террористов, проведенное Л. Беллингером (Böllinger. L.) еще в 1981 году. Оно было инициировано Министерством обороны Западной Германии и использовало материалы изучения 250 западногерманских террористов, в том числе 227 левых и 23 правых. Л. Беллингер пришел к выводу, что эти люди не сумели успешно объединить доверие, автономию и инициативу в структуре своей личности.

При этом их неспособность доверять привела к чрезмерной агрессии и к неудачам в социальных отношениях. Отсутствие автономии порождало незащищенность и страх распада личности. Наконец, отсутствие инициативы порождало чувство своей неполноценности и никчемности.

Л. Беллингер предположил, что все это стало результатом чрезмерного контроля и неприязни со стороны родителей, которые постоянно подавляли своих детей. В итоге они выросли, воспринимая жизнь через призму конфликта.

— То есть мы приходим к простому выводу, что здоровое общество начинается со здоровой семьи. И, если я вас правильно поняла, религиозно мотивированный терроризм отличается от других его видов характером мотивации, но станет ли конкретный человек террористом – это больше зависит от особенностей его личности.

— Да, совершенно верно. Во-первых, действительно, жизненный путь человека в огромной степени «программируется» в детстве, и тут решающую роль играет семья. Кроме того, да, религиозно мотивированный терроризм ничем не «хуже» и не «лучше» терроризма левацкого, националистического или другого. Основные причины и этапы превращения обычного, условно «нормального» гражданина в террориста, в угрозу для общества – они в целом аналогичны у левака, ультра-националиста или религиозного фанатика.

Тем не менее, в случае с псевдорелигиозным экстремизмом и терроризмом знание идейной составляющей (теологические подмены, превратные трактовки положений религии) в значительной степени помогает в дерадикализации, профилактике вовлечения людей в экстремистскую и террористическую деятельность.

Детские комплексы трудно «лечатся» как таковые, но это как бы «взведенный курок», который может никогда не выстрелить. Поэтому профилактическая работа в любом случае чрезвычайно нужна и востребована.

Справка: На территории Казахстана запрещены организации, деятельность которых носит террористический характер. Таковыми они признаются, если их уставные цели и деятельность противоречат Конституции и законам республики, а также международным договорам, участником которых она является. В национальный список террористических и экстремистских организаций, деятельность которых запрещена на территории РК, включены 16 зарубежных структур: «Аль-Каида», «Асбат аль-Ансар», «Братья-мусульмане», «Боз гурд», «Жамаат моджахедов Центральной Азии», «Исламское движение Узбекистана», «Исламская партия Восточного Туркестана», «Курдский народный конгресс», «Талибан», «Лашкар-и-Тайба», «Хизб-ут-Тахрир», «Таблиги джамаат» и «Общество социальных реформ», «АУМ Синрикё», «Организация освобождения Восточного Туркестана», «Джунд-аль-Халифат (Солдаты халифата)».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: