Терроризмге қарсы комитет

РЕСПУБЛИКАЛЫҚ ҚОҒАМДЫҚ БІРЛЕСТІГІНІҢ РЕСМИ САЙТЫ

Контртеррористический комитет

Официальный сайт республиканского общественного объединения

110

Телефон Антитеррористической службы

Горячая линия

+77010222030

Атамбаев — Time: Чтобы бороться с терроризмом, нужно заглянуть в его реальный источник

Бишкек. 12 октября. Президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев дал интервью изданию Time во время своего пребывания в США на Генеральной ассамблее ООН. Kaktus.media публикует перевод статьи Иэна Бреммера.

Президент Кыргызстана о демократии, исламе и дружбе с Путиным

«Международная пресса нечасто пишет о Кыргызстане, однако это – очаровательная часть очаровательного региона. Бывшая советская республика с населением в 6 млн человек, граничащая по всей своей восточной части с Китаем, сегодня тягается с конкурентными течениями, формируемыми Россией, Китаем, США и мусульманским миром. И эта страна – настоящая демократия в той части мира, где ее не так много.

Президент Алмазбек Атамбаев пришел к власти шесть лет назад, получив в наследство страну со слабыми институтами, наводненными коррупционерами. У республики по-прежнему мало ресурсов, но теперь здесь много преданных своему делу демократов, в числе которых и Атамбаев. Сейчас он готовится уйти с поста президента, на котором отслужил один срок в соответствии с Конституцией республики. Выборы в Кыргызстане пройдут 15 октября – следите за новостями.

Давая интервью журналу Time после Генассамблеи ООН, Атамбаев с необычайной прямотой рассказывает о трудностях, с которыми сталкивается его страна – о своем разочаровании в руководстве США и в его подходе к борьбе с ИГИЛ, о своей дружбе с президентом России Владимиром Путиным и о том, как Кыргызстан процветает как демократия с преимущественно мусульманским населением.

Текст беседы был отредактирован до оптимального объема и для ясности.

— Начнем с серьезного геополитического вопроса для Кыргызской Республики. Вашу страну многое связывает с Россией, в то же время развиваются ее экономические связи с Китаем. Считаете ли вы, что между вашими отношениями с Россией и Китаем растет напряженность?

— Знаете, я не вижу здесь большой проблемы. Все соседние государства, в том числе крупные, уже привыкли к факту, что у Кыргызстана есть своя внешняя политика и свое мнение. И самое главное – все наши соседи, включая Россию и Китай, теперь понимают, что у нас нет плохих намерений в их отношении, мы хотим лишь одного – жить в добрососедстве.

Конечно, некоторые государства региона не одобряют выбранный нами путь парламентской демократии. Им не нравится, что президент Кыргызстана принял решение занимать этот пост только один срок. Ряд лидеров считает, что мы подаем дурной пример их гражданам.

— Как вы считаете, большое ли будущее у демократии за пределами Кыргызской Республики в вашем регионе, да и во всем мире?

— Если не будет демократии, ни у региона, ни у всего мира не будет светлого будущего. Приведу вам один пример: в мире растет угроза терроризма. Сегодня это ДАИШ («Исламское государство»), затем это будет кто-то еще. В чем причина возникновения терроризма? И почему только в мусульманских странах? Потому что именно в мусульманских странах наиболее заметно проявляется неравенство и социальная несправедливость среди граждан, потому что некоторые режимы называют себя республиками, но на самом деле являются авторитарными и диктаторскими, где нет справедливости, а между богатыми и бедными – социальная пропасть. В таких ситуациях, когда у обычных людей нет возможности сменить власть демократическим путем, где нет социальной мобильности, верх берут радикальные идеи.

Радикализм был и раньше, но тогда его называли анархизмом или большевизмом. Что такое «исламский халифат»? Это то, что предлагали Карл Маркс и Владимир Ленин, то есть общество справедливости. Но сегодня оно основывается не на идеях марксизма, а на так называемых идеях ислама. И до тех пор пока в этих странах нет демократии и социальной справедливости, борьба с терроризмом не закончится победой.

Пока мусульмане не увидят третий путь – возможность существования и процветания мусульманского государства с демократией, нам не остановить радикализацию ислама. Именно это мы хотим показать у нас в Кыргызстане, 90% населения которого – мусульмане.

Это все взаимосвязано, но в основе всего может лежать только социальная справедливость. А путь к социальной справедливости лежит через демократию. Так что, если мы не построим демократию в Кыргызстане и демократия не распространится по всему региону и миру, будущее этого мира будет мрачным.

— Россия, Китай, Казахстан, Узбекистан – ваши соседи не являются демократиями и не движутся в ее направлении. Как такое соседство влияет на вашу способность как президента налаживать эффективные внешние связи?

— Знаете, это непросто. Кыргызстан не богат, а шесть лет назад и вовсе был на грани распада, но нам предоставили кредиты и финансирование Китай и Россия.

— Считаете ли вы, что в США понимают, в каком положении вы находитесь?

— Я был большим фанатом Обамы, но меня поражают действия правительства и Госдепартамента США. К примеру, в 2014 году тогдашний президент Узбекистана Ислам Каримов заявил, что «возможно, в регионе начнется война». После чего, спустя четыре месяца после этого заявления, США бесплатно предоставили Узбекистану 328 БМП. Демократический Кыргызстан не получает инвестиций и помощи от США, а Узбекистан получил 328 БМП более чем по полмиллиона долларов каждая.

— Вы говорили президенту Обаме, что это плохая идея? Говорили тогда, что Штатам не следовало делать этого?

— После того как это произошло, к нам прибыл госсекретарь Джон Керри, и я спросил его, как они могли так поступить на фоне громких заявлений о демократии. Я являюсь президентом уже шесть лет, и все это время я наблюдал такое отношение со стороны США – правительства, но не народа этой страны.

Я понял, что демократия в нашей стране – только для нас, для кыргызов. Что я хочу сказать: вместо того чтобы тратить миллиарды долларов на Афганистан, Ливию, Сирию, если бы Кыргызстану оказали реальную помощь в построении демократического государства, развитой демократии, это был бы отличный пример для мусульманского мира, для всего исламского мира. И обошлось бы это гораздо дешевле.

Но вместо этого мы наблюдаем все эти преграды. Тем временем 15 октября страна будет выбирать нового президента. Некоторые соседние страны финансируют кандидатов на этот пост, которые хотят вернуть старый порядок, авторитарную систему, называемую президентской.

Но что касается США, то мы поняли: самое главное для них – это нефть, газ и прочие их интересы. Штатам не нужна демократия во всем мире. Я был глубоко разочарован, когда осознал это. Я разочаровался в Обаме. И нынешний президент США говорит, что будет решать только проблемы США.

— Что вы думаете о том, как американцы ведут «войну с терроризмом»? Чего бы вы хотели от них в этой борьбе?

— Чтобы бороться с терроризмом, нужно заглянуть в его реальный источник – это социальное неравенство и отсутствие демократии. Там, где есть авторитарный режим, нет справедливости, нет демократии, нет честных выборов, нет социальной мобильности. Простой человек там не может добиться справедливости, занять тот или иной пост благодаря таланту и квалификации. Такое возможно только при демократии. США бомбят «Исламское государство», но это приведет лишь к тому, что оно будет создано где-нибудь еще, там его снова будут бомбить, после чего оно возникнет где-то еще.

Я считаю, сегодня мусульмане видят два пути. Первый – это неравенство и бедное существование в их собственных странах. Второй путь – радикализм, когда люди хотят создать исламский халифат, как когда-то большевики пытались построить социализм.

Мы хотим показать им, что существует третий путь – когда мы можем построить демократию и обеспечить социальную справедливость в светском мусульманском государстве, каким является Кыргызстан.

— Какие еще страны, по вашему мнению, представляют этот «третий путь», о котором вы говорите? Тунис? Индонезия?

— Я считаю, такой опыт уникален только для Кыргызстана. Уверен, такое есть только у нас. Многие исламские организации, запрещенные в нашем регионе, все еще разрешены у нас в стране, но при этом мы не наблюдаем подъема радикализма. Все даже наоборот.

Мы не отрезаем бороды, как в соседних странах, не запрещаем какую-то определенную одежду. Невозможно достичь чего-либо, не проводя конкретных реформ в исламских обществах. Именно в этом мы хотим быть первыми, хотим стать примером. И мы не боимся быть таким примером.

— Вы близки с президентом России Владимиром Путиным. А в Америке сегодня Путиным восхищаются. Каждый хочет понять его.

— На самом деле я считаю образ Путина на Западе в некотором смысле демонизирован. Посмотрите на Россию сегодня: там есть много такого, что едва ли можно было представить в соседних странах. Есть сайты, на которых открыто критикуют Путина, и никого не хватают ночью, как это было при Сталине. Я знаю, что Путин был реально заинтересован в Европе, которая бы простиралась от Брюсселя до Владивостока. Я хорошо узнал его с 2010 года, в первые годы у нас было много разногласий, оживленных дискуссий.

— О чем?

— О разном. Но я помню, как спросил его об Украине и о том, почему так случилось. Похоже, вопрос был чувствительным для него. Как вы помните, было подписано соглашение между президентом Украины Виктором Януковичем, украинской оппозицией, послами ряда европейских государств и представителями США о том, что осенью на Украине пройдут выборы.

Путин сказал мне: «Если бы они подождали всего несколько месяцев, Янукович сам бы ушел». Почему они так поступили… На самом деле ни Россия, ни Путин не разжигали этот конфликт. Нам лишь нужно объективно оценивать такие вещи.

Путин – человек, который знает, как слушать. Я много спорил с ним, и в итоге, когда я оказывался прав, он принимал мою точку зрения. Потому мы и стали друзьями. Наверное, потому что лишь немногие могут поспорить с ним. Даже сейчас мы иногда спорим. Он очень умный человек, с обширными познаниями. По мне, так вместо того чтобы демонизировать Путина, крупным державам и их лидерам нужно находить с ним общий язык, потому что когда ссорятся крупные державы, случается что-нибудь вроде ситуации с Северной Кореей. И это представляет собой реальную угрозу для всего человечества.

— Что насчет заявлений о вмешательстве России в выборы?

Ну, смотрите, какие фокусы проделывала Демократическая партия США, чтобы помочь Хилари Клинтон обойти Берни Сандерса. И хотя Сандерс мне больше симпатичен, я считаю, что поражение Клинтон было естественным.

Это несовершенство избирательной системы США. Если большинство граждан голосует за Клинтон, а коллегии выборщиков объявляют победителем Трампа, значит, виновата система. Тем людям в США, которые ищут виноватого, обвиняют Россию и Путина, я бы посоветовал посмотреть на себя в зеркало.

США и Демократическая партия должны посмотреть в зеркало и пересмотреть избирательную систему, чтобы учитывался голос каждого гражданина вместо того, чтобы держаться за систему, которой двести лет.

В США ведется охота на ведьм, и в этом нет ничего хорошего… Да даже смешно подумать, что в выборы в США мог кто-то вмешаться, когда это США влияют на итоги выборов повсюду через финансируемые ими НПО, через радио «Свобода», которое у нас называется «Азаттык». Думаю, все это ведет в тупик, как ведут в него санкции и угрозы. Путин тоже человек, чуть старше, чем я. Если кто-то думает, что после ухода Путина станет лучше… Вместо него может прийти кто-то гораздо более жесткий, и тогда вы будете вспоминать о Путине с ностальгией.

— Путин сделал жизнь гораздо сложнее в плане политических свобод для своих граждан – будь то оппозиционные партии или журналисты. Вы можете сказать, что он думает об этом?

— Только Путин знает о том, что думает Путин.

— Санкции США и Евросоюза также ударили по его народу, не правда ли?

— Санкции и угрозы ничего не сделают ни России, ни Путину. Совсем наоборот: народ России только сплотится вокруг Путина, а рейтинги его оппонентов будут снижаться. Такие санкции ведут в абсолютный тупик. Вам следовало поддержать стремление Путина сделать Россию частью большой Европы – от Брюсселя до Владивостока. Если потребуется, эти усилия нужно будет возобновить.

— Каким бы вы хотели, чтобы было ваше наследие как президента Кыргызской Республики?

— Во-первых, чтобы мы добились мира, единства и стабильности в стране. Во-вторых, чтобы мы пробудили дух народа и его веру в будущее. Сейчас у людей разное отношение. Мы напомнили им о тысячелетних корнях нашего народа, об их национальном самосознании. И самое главное – мы помогли людям осознать, что это они определяют свое будущее. Для этого мы смогли обеспечить абсолютно честные выборы. Теперь мы проводим выборы с использованием биометрической идентификации избирателей. В Кыргызстане не получится сфальсифицировать итоги голосования, как в США.

И за последние несколько лет чиновники и власти стали уважать общественное мнение и прислушиваться к нему, они даже боятся общественного мнения. Общественное мнение стало значить очень много в Кыргызстане. Об этом я и мечтал: заставить власть и чиновников считаться с мнением народа, уважать его мнение, бояться мнения народа. Самое важное, что мы сделали, — мы построили страну свободных людей. Это, наверное, одно из достижений, которыми я могу похвастать: граждане Кыргызстана теперь осознают, что сами определяют свою судьбу, свое будущее.

— А вы лично? Каким бы вы хотели чтобы вас запомнили?

— Думаю, я хотел бы, чтобы народ запомнил меня как человека, который показал, что неправильно делить людей по расе и национальности. Мне напомнили значение слова «кыргыз». «Кыргыз» значит «сорок народов». С самого начала нас объединяли разные национальности. Народ, я надеюсь, запомнит меня как человека, который добился единства в стране, как человека, который дал власть народу, простым гражданам.

Конечно, мне на многое не хватит времени. Но с божьей помощью я сделал много за эти шесть лет. Конечно же, я хотел бы, чтобы люди запомнили меня с хорошей стороны, как делавшего все для своего народа. Это и было моей целью.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: